Письмо из пустой квартиры

Хотите испугаться по-настоящему? Читайте невыдуманные мистические истории. Почувствуйте настоящий ужас встречи с необъяснимым, которым щедро с вами поделятся на нашем сайте...

Тимур, 9 лет.
Стены уже давно такие не родные, такие мерзкие, хоть и не ободраны обои. Еды почти нет, вода только из-под крана. Кажется, время завтракать. Мама перед уходом оставила мне суп, но я давно съел его, поэтому надо браться за печенье. Оно уже такое твердое. Я ем по одной печенюшке в день, растягивая её на все «освещенное» время. Ночью слишком страшно.
Так, сажусь за стол, печенье складываю на тарелку. Беру нож и вилку. Наливаю стакан водопроводной воды. Вилку в печенье, затем пилю ножом. Твердое такое, гораздо проще сломать. Я ведь должен обмануть организм, внушить ему, что это мясо. Беру соль и перец, сыплю сверху. Вкуснятина наверное. Вдыхаю аромат, будто только — только собранное пшено несут на фабрику, что бы получить очередную пачку печенья к чаю. Прямо как в рекламе. Вкус чая я не помню. И грустно стало как-то. С тех пор как родители в один день просто не пришли домой, мне пришлось жить одному. Так уже две недели. А что я буду делать когда отключат свет и газ? Когда меня выселят? В детском доме хуже, я буду молиться о возвращении в пустую квартиру. Беру печенье, пытаюсь откусить маленький кусочек. Чем меньше кусочки, тем быстрее организм наедается. Однако отломилась почти половина печенья. Решил все съесть быстро и запить водой, что называется «набить желудок».
Вхожу в гостиную. Бардак, все на полу. Я бы убрал, но зачем? Раз родителей нет и не будет, мне нужно утешать себя ощущением свободы. В детском доме хуже, на улице хуже. Мне должно быть прекрасно. Никто не кричит, никаких обязательств. На звонки не отвечаю. Что интересно идет по телику? Тоже что и вчера? Я же обожал приходить и смотреть телевизор, ведь компьютера у нас никогда не было. Листаю каналы. Какой-то тупорылый сериал про семью. Почему у этого гадкого мальчишки есть родители, а ко мне они не пришли? Маленький уродец, чтоб он сдох! За что мне этот ад?!
Надо успокоится. Пойду в ванную. Залезаю под душ. Одно только «но», я забыл раздеться, хотя какая разница?! Холодная вода, горячая вода — контрастный душ. Может быть забуду обо всем, может быть улечу? Мыться скучно стало, ничего интересного. Выхожу из душа, дождь бьет по стеклу. Надеваю быстро все что попадет под руку.
«Я не надолго мам! Я сам закроюсь!», — крикнул на прощание и закрыл дверь.
Какое счастье бегать под дождем! Я и без того мокрый после душа, еще и в дождь, начал замерзать. Все равно это счастье и свобода от пустой квартиры. Бегу по газону, вдыхаю запахи дождя и мокрой улицы. Провожу рукой по турнику собирая свисающие капли, умываю лицо. Сажусь на лавочку, начинаю думать. Может мама с папой придут? Нет. Надо сделать пару кружков вокруг дома. Прохожие шарахаются. Идет пара девчонок. Может я им понравлюсь? Хотя учитывая мое одеяние, я скорее беспризорник нежели Казанова. Начинаю кашлять. Нос заложило. Надо вернутся домой и приготовится к ночи.
Лифт отрубили, придется идти пешком на восьмой этаж. Кашель, соплю не дышащим носом. Уже очень трудно подниматься, сбилось дыхание. В висках стучит. Я заболел. Вхожу в квартиру, жму выключатель. Света нет. Телевизор не работает. Что-то должно быть не так с электричеством из-за дождя. Стало гораздо темнее, нужно быстро готовится к ночи. Что бы было светло, нужно много огня. Свет лампы только больше пугает, к тому же не факт что она заработает. Беру ведро, в него четыре листа бумаги. Спичек осталось две пачки. Зажигаю одну спичку, аккуратно подношу к бумаге. Вроде горит, какое счастье! Однако этот огонь ничтожен, нужно больше огня, что бы было светло. Жаль бумаги мало! Что делать? Как я буду проводить следующие ночи?! Нужен алкоголь, тогда гореть будет лучше! Ни водки, ни шампанского, ничего в доме нету! Зато обои есть. Срываю обои. Рвутся кусками и мало! Стена черная, просто страшно — черная! Все обои из гостиной понадобились что бы сделать пламя. Дымит огонь черным змеем. что бы не пришли соседи, нужно заклеить щели в дверях. Дым будет только у меня, а я то стерплю. Клейкая лента, самое то!
Вот оно счастье, сидеть у огня… Слышу звуки телешоу из соседней квартиры, а мой телик не работает. Отключили электричество, паскуды. Кажется, сидя одному посреди пустой квартиры с ободранными обоями перед искрящим пламенем, можно сойти с ума. Кажется кто-то смотрит на меня. Я знаю кто. Жильцы из дома напротив! Они могут вызвать пожарных. Тогда меня точно заберут в детдом. Штор мало что бы скрыться, они практически прозрачные. Зато черная краска есть. Лезу за ней на верхнюю полку, чувствую слабость, простыл. Трудно доставать что-то сверху, хочется прокашляться. Делаю паузу, потом снова наверх. Достаю банку с черной краской. Одной мало, надо больше. Семь банок, самое то! На все окна хватило. Стекла черные, не пропускают свет. Ни капли, ни малюсенькой струйки света. Боюсь кашлять, мало ли нечто в темноте услышит и придет за мной. Нужно быстро идти к огню. Черная, пустая с ободранными стенами квартира и посреди гостиной я. Время молитвы. Помолясь, ничего не страшно. Может снова сбегать на улицу? Улица дает свободу от страшной квартиры. Жаль дверь не видно. Слишком темно и дыма много, черного такого. Может я сплю? Нет. За что мне это, за что?! У меня нету сил злится, слишком сильно болен. Хочется лежать, но покрывала в другой комнате, да и до дивана свет огня почти не доходит. Идти куда-то от огня, слишком страшно. Пол — единственное место где можно лечь. Одежда мокрая, ну её к черту! Нет! Черт может услышать. Кто-нибудь ещё нечистый может. Снимаю одежду, бросаю в огонь. Пускай горит. Огонь потух… Пустая черная квартира. Родителей нет. Не рассеявшийся дым и просто стена тьмы. Зачем мне боятся смерти, если я уже в аду? Все равно страшно. Страшно двинутся в такой темноте. Надо на диван, но боюсь сделать шаг. Может сохранилась маленькая искра, малюсенький огонек? Убираю одежду. Нет. В детском доме лучше чем тут, это просто ужас! Черная краска на стеклах. Я хочу услышать звуки жизни с улицы. Беру ведро, хочу кинуть и разбить стекло, но ручка горячая. Ведро падает, я притих. Нельзя шуметь, иначе нечто проснется. Страх темноты диктовал мне такой исход. Я тихо открою окно. Главное: не думать ни о чем страшном и мохнатом. Однако подумал, стало очень страшно! Нет, не надо было! Я бегу к двери по памяти, пытаюсь открыть, но ничего не видно, чувствую, что болезнь одолевает меня. Мне удалось почти забыть о простуде, но она все еще сковывала мое тело. Температура, явно была высокой, слабость. Ну куда я побегу, куда?! Очень страшно, темно вокруг меня и утро не настанет и родители не придут!
Я бы крикнул в голос, но сил нету. Пусть бы забрала меня нечисть, если она есть. Хотя это все мое воображение, просто темная квартира, страшно конечно, но я тут один. Меня никогда не успокаивала эта мысль. Идти некуда! Просто сесть на пороге и ждать. Кажется засыпаю. Сон резко прерывается, надо кашлять. Кашель громкий, сопли летят изо рта. Что-то берет за ногу и резко дергает в кладовку! Я просыпаюсь.
Я все еще сижу на пороге, вокруг темнота. Температура кажется под сорок. Я просто не в силах встать. Страх уходит, отдавая место слабости организма. На четвереньках ползу в спальню. Глаза привыкли к темноте. Красивая картина и обои. Жаль что тут я тоже окна замазал. Падаю на кровать и, не рассчитав её масштаб, бьюсь головой об стену. Картина попадает острием мне в затылок. Кровь течет внутри головы. Больно вертеться по сторонам. Крик сквозь слабость прерывает кашель. Теперь уже с кровью. Все мутно как-то. Кажется я заснул.

БУГИМЕН 3