Кукла колдуна

Хотите испугаться по-настоящему? Читайте невыдуманные мистические истории. Почувствуйте настоящий ужас встречи с необъяснимым, которым щедро с вами поделятся на нашем сайте...

Автор: Дмитрий Стаин
Посвящается Михаилу Горшенёву
Трактир был и останется не только забегаловкой, где можно выпить и славно провести время, но и местом встречи с наёмниками для грязной работы. Тут услышишь байки, способные тронуть потаенные струны души даже самого прожженного вояки. История палача, чья невеста оказалась ведьмой, навсегда оставила след в моём сердце, это не единственный загадочный рассказ, несущий в себе тайну. Есть и другие.
Например о парне, переехавшим из Толедо в Париж вместе с сестрой после того, как Испанская инквизиция пала от рук французов.
День выдался жарким, и под конец вечера трактир заполнился до отказа. В душном полумраке клубился табачный дым, слышался развязный смех шлюх и грубая брань заядлых игроков в кости. Я едва успевал вновь и вновь наполнять кружки элем.
Лишь глубокой ночью в зале наступило затишье. Остались двое за дальним столом, да спящий мужичок за стойкой бара. Наверное, перебрал, не зная меры.
— Эй, приятель, проснись! Шел бы ты домой к жене, — сказал я ему, теребя за плечо.
— Я не сплю, — ответил он, потирая руками лицо.
Выглядел пьяница подавленным. Знакомы мне такие личности — им нужно поделиться с кем-то своими проблемами, только тогда полегчает. Зайдя за стойку, я плеснул пьянчуге порцию черного рома.
— Меня зовут Вивьен, — представился я, — впервые вижу тебя здесь. Откуда ты?
— Я Джил, — ответил парень, пригубив ром . — Перебрался из Толедо в Париж около месяца назад, в поисках лучшей жизни.
— Перемены не пошли на пользу? – Спросил я и, дождавшись ответного кивка, подолжил: — может, поделишься? Всё, что рассказывают в трактире, остаётся в трактире .
Кружка Джила опустела, и я налил ему эля, чтобы история парня не превратилась в неясный бред.
Тем временем ром подействовал, развязав Джилу язык, он начал рассказывать.
Мы покинули Толедо после смерти отца. Несмотря на хорошее наследство, мы решили оставить родной город, в поисках новых ощущений. Когда мать умерла, нас воспитывал отец, уважаемый и состоятельный купец. Мы жили в достатке — всегда сыты и одеты. Получали хорошее образование от учителя по найму, в том числе обучение французскому языку. Когда мне исполнилось двадцать, отец слёг и через некоторое время умер, оставив сестру на мое попечение. К слову, сестра была первой красавицей в городе и, к моему горю – очень доверчивой. За ней ухаживали многие из наших друзей, но она ждала кого-то особенного. И сейчас у меня имеется достаточное количество золота, чтобы не работать, наслаждаться молодостью. Но сестра…девушки и проблемы часто бывают рядом.
Её звали Мэйт, она младше меня на два года. Еще с детства отец привил мне чувство ответственности, поэтому я всегда старался опекать сестру.
Немного поразмыслив, я принял решение оставить дом и перебраться во Францию, в Париж. В детстве я провел здесь почти месяц, мне полюбился этот город.
— Где мы будем жить? – поинтересовалась сестра, когда повозка только миновала ворота величественного французского города.
— Я договорился с городским советником, купим хороший дом, — пояснил я Мэйт, пока она разглядывала улицы.
Жизнь в городе шла полным ходом. Прилавки рынка ломились от изобилия товаров, улицы постоянно патрулировали королевские гвардейцы, обеспечивая горожанам мирную жизнь и спокойный и сон. Мы остановились возле величественного здания городского парламента.
— Побудь здесь, я сейчас приду, — сказав это, я вышел из повозки.
Оставив Мэйт ждать у входа, я отправился смотреть дома, подготовленные для нас советником. В конце концов остановился на лучшем варианте — охраняемый район, рядом рынок, и в доме предусмотрено место для скота. Отдав за дом солидную сумму и получив ключ, я с улыбкой на лице вышел на улицу, спеша разделить радость с сестрой.
У нашей повозки стоял высокий юноша моего возраста в дорогой одежде и с необычным кинжалом, висящем на ремне без ножен. Сталь лезвия была столь идеальна, что я видел своё отражение. Наверняка парень родом из знати. Моя сестра впервые так увлеченно общалась на безупречном французском.
Ярко-зеленые глаза, иссиня-черные волосы и высокая статная фигура — я понимал, чем этот юноша смог покорить мою сестру, однако мне незнакомец сразу же не понравился.
— Добрый день, — поздоровался я, спустившись к ним. Парень мельком окинул меня взглядом и снова переключился на мою сестру.
— Это мой брат, — представила меня Мэйт, улыбаясь.
— А мне не нужен твой брат, — ответил незнакомец.
— Нам нужно ехать, — вмешался я в разговор, прервав Мэйт, любезно рассказывающую о себе.
Как я уже упоминал, моя сестра всегда излишне доверяла людям. Забравшись в повозку, я перехватил вожжи из рук Мэйт и хлестнул лошадь. Мы резко тронулись с места.
— Еще увидимся, сеньорита! – крикнул парень вслед.
Уже сидя в удаляющейся от незнакомца повозке, Мэйт окинула меня взглядом полным недовольства и процедила:
— Можно было и повежливее.
Виноват оказался я, хотя приветливости не проявил тот дерзкий парень.
Проехав пару улиц , мы легко нашли нужный дом. Признаться, он меня впечатлил: два этажа, балкон, окна, закрытые деревянными створками, и вид открывался на готический собор. Внутри было пусто, но довольно чисто. Как сказал советник: «предыдущие хозяева покинули столицу всего пару дней назад»
Пока я заносил тюки с нашим барахлом в дом, Мэйт не спеша расставляла вещи по местам. Через пару часов, когда почти всё было разобрано, я отвёл лошадей в стойло, задал овса и вернулся в дом. Сестра приготовила ужин. На столе стоял приятный букет свежих цветов.
— Ты уже успела где-то собрать букет? – поинтересовался я.
— Нет, это Реми принёс, — ответила Мэйт и улыбаясь, вдохнула аромат растений .
— Ну, теперь мне хотя бы известно имя этого парня. Только откуда он знает, где мы живем? – Спросил я.
В ответ сестрица лишь пожала плечами.
Последующие пару дней я то и дело возился с обустройством дома. Мэйт любила уходить вечерами на прогулку, но это меня не удивляло — она занималась тем же и в Толедо.
Однажды я вышел на балкон, развесить кое-какие вещи для просушки и до меня донесся смех — его я узнаю из тысячи других, так смеялась только Мэйт. Выглянув вниз, я увидел, как моя сестра подошла к дому вместе со своим новым дружком. Мэйт обняла Реми, а тот, поглаживая волосы девушки, посмотрел вверх, словно зная, что я наблюдаю. Наши взгляды встретились, и по лицу парня расплылась ехидная улыбка. В этот момент я понял, что должен уберечь сестру от этого странного незнакомца — его намерения нельзя назвать хорошими.
— Погоди, — сказала Мэйт и, освободившись из его объятий, достала из кармашка платья какую-то безделушку и протянула ее Реми. Парень взял предмет в руки.
— Спасибо! Амулет чудесен, как и твоя красота, ласкающая мне душу, — улыбнулся он.
Сестра, расчувствовашись от таких прекрасных слов, снова обняла его. Реми вновь скосил взгляд на меня. Его улыбка превратилась в оскал и я подумал , что теперь обязан узнать, что представляет из себя этот парень!
Весь следующий день я старался вести себя как обычно. Мэйт что-то вышивала, целиком погруженная в себя, а вскоре ушла из дома, но я знал, что она направилась на встречу с Реми. Ближе к вечеру я покинул дом, надеясь подкараулить парочку. Спрятавшись за углом соседнего особняка, принялся ждать, когда Реми, наконец, приведет мою сестру.
Через некоторое время пара появились в поле моего зрения. В руках Мэйт держала букет цветов. Доведя мою сестру до двери, Реми наклонился для поцелуя, но Мэйт увернулась, вероятно, не желая заходить так далеко в их отношениях.
Когда парочка распрощалась, я увязался за Реми. Несмотря на то, что наступил поздний вечер, на улице было многолюдно и это играло мне на руку. Юноша шел, уверенным и быстрым шагом, словно опаздывая куда-то, и я едва поспевал за ним. Реми минул городские ворота, и направился тропинкой в сторону леса. Держась на расстоянии и стараясь не выдать себя, я продолжал следовать за ним.
Аромат хвои щекотал нос, со всех сторон обступала тьма и неизвестность. Я шел быстро, стараясь не потерять из виду темный силуэт Реми, но при этом аккуратно, боясь провалиться в яму или неудачно споткнуться. Через несколько минут, он вышел на поляну, где в темноте виднелся старый особняк. Разкидистые ветви оплетали уже порядком прохудившуюся крышу мрачного дома. Реми зашел внутрь.
Я тихонько выбрался из леса и обошел здание. Все окна были заколочены.
Заглядывая в щели между досками, я увидел пустые комнаты, где при скупом освещении нескольких свечей можно было различить грязный пол, усыпанный костями. В нос ударил тошнотворный запах гнили.
Мои сомнения оправдались — этот парень опасен для общества. Но что он скрывает? Я подошел к парадной двери и осторожно приоткрыл её. Пройдя внутрь, я старался двигаться как можно тише. Тень Реми мелькала в комнате, расположенной на другом конце коридора. На цыпочках, как вор, я пробирался к своей цели. Попутно заглядывая в помещения, я понял, что пол посыпан землей, а поверх раскиданы человеческие кости. Я старался не спугнуть неуспокоенные души тех, кто давно уже спит, но от увиденного волосы встали дыбом. От каждого шага скрипели половицы и я крался вплотную к стене, где доски не такие расхоженные. Пытаясь спастись от запаха гнили, я зажал нос рукой и начал дышать через рот, но это не помогало.
Добравшись до двери, я аккуратно заглянул в проём. Пол комнаты был посыпан землей. Посередине стоял каменный стол, исписанный странными символами. Только вот юноши здесь не оказалось, лишь дряхлый старик, закатив глаза, неустанно повторял:
— Intenebris…intenebris…
По спине побежали мурашки. Слова эхом стали отдавались в моей голове, позади я услышал неясный шепот, но обернувшись никого не увидел. Казалось, это шепчут кости, лежащие в пустых комнатах. Разве мёртвые могут говорить? Что за дьявольские козни?
Я снова посмотрел на Реми. Он достал из корзины черного кота и положил жертву на каменную плиту. Сняв с пояса нож, замахнулся над ним.
Как только кровь животного оказалась на руках убийцы, он умыл ею лицо. На месте старика снова оказался юноша. Он засмеялся и, воздав руки к верху, произнес:
— Intenebris!
С этими словами он отбросил безжизненное тело кота на пол, где из земли появилась рука, с посиневшей, местами сгнившей плотью
Я не помню, как я ушел оттуда, но бежал через лес очень быстро. Вернувшись домой, хотел всё рассказать Мэйт, но она так мило спала, что я не стал её будить. Не сомкнув глаз до утра, я просидел всю ночь на кухне. Мне казалось, что вот-вот за нами придёт Реми, я все время держал рядом арбалет и кинжал. Может стоит сходить и сообщить об этом страже? А вдруг он не один. Тогда мы уедем отсюда. Да! Уедем!
— Ты не спал? Что случилось? – Спросила Мэйт, проснувшись. Я мог бы сказать правду, но испугался, что она мне не поверит.
После завтрака сестра принялась мыть посуду, а я решил подремать, устав от ночного дежурства. В дверь постучали.
— Джил, открой, пожалуйста! — попросила сестра. Я исполнил просьбу. На пороге стоял Реми.
— Здравствуй! — прошипел он, будто змея.
Я дернулся, схватившись за крест на шее, пальцы предательски задрожали. Реми с настороженностью наблюдал за моими действиями, краем глаза, я успел увидеть, как его рука потянулась к кинжалу.
— Здравствуй, — холодно поздоровался я.
Он отвёл руку от кинжала.
— Как вам город? – Спросил Реми, потирая лицо.
— Не пытайся это скрыть, я всё видел, — произнес я. Он усмехнулся, словно не понимая, о чем идет речь.
— О, Реми! Я сейчас, — вмешалась сестра, появившись позади меня. Прикрыв дверь, я подошел к Мэйт.
— Мэйт, ты не должна встречаться с этим парнем, — я попробовал отговорить её, пока она искала платок, без которого не выходила на улицу.
Мэйт досадливо закатила глаза и спросила:
— Почему?
— Он не такой как все. Ты совсем его не знаешь. Реми плохой человек, — принялся я убеждать Мэйт.
— Я достаточно взрослая, чтобы самой решать.
— Ты никуда не пойдешь! — Закричал я. Кажется, впервые я повысил на неё голос. К глазам Мэйт подступили слёзы.
Мэйт оттолкнула меня и ушла из дома. Я принялся успокаивать себя, что всё закончится хорошо. Она придет домой и я поговорю с ней, но этому не суждено было случиться…
Время перевалило за полночь, и не вытерпев, я пошел искать их прямиком к лесному дому. Даже природа казалось настроенной против меня: то ветки били по лицу, то кустарники обхватывали ноги, не давая идти дальше, но я упорствовал. Я нужен своей сестре. Вскоре передо мной оказался тот злосчастный особняк. Пришлось снова пробираться внутрь. Десятки голосов что-то шептали, они предупреждали, велели уйти, но в другом конце коридора находилась комната, где вероятнее всего, Реми держит мою сестру.
Опустившись на колени, я посмотрел в замочную скважину. Легкий сквозняк неприятно щекотал лицо. На полу сидела Мэйт в черном платье, ее голову охватывал терновый венец с шипами. Шипы впивались в плоть, оставляя глубокие кровоточащие царапины на нежной коже девушки.
— Встань! — скомандовал Реми, и Мэйт послушно поднялась. Её глаза глядели на мир неживым, кукольным взглядом. Этот ублюдок управлял ею, как безвольной игрушкой.
— Ляг! — приказал он. Мэйт послушно опустилась на каменные плиты.
Он дал ей тот же кинжал, от которого вчера погибло ни в чем не повинное животное. Сестра послушно подняла лезвие над своей грудью. Я должен ворваться и спасти ее, но не могу сдвинуться с места. Тело окаменело, руки кажутся налитыми свинцом, по рту пересохло и только сердце, глухими, сильными ударами стучит изнутри по ребрам, будто силясь вырваться на свободу и убежать прочь от этого ужаса. Все, что я могу — безмолвно наблюдать. Положил руки поверх ее ладоней и медленно опускал кинжал все ниже и ниже. Вот лезвие плавно входит в плоть, будто не встречая на своем пути никакого сопротивления. Она продолжала убивать себя, пока предсмертные хрипы не остановили её. Мэйт умерла, повернув голову в сторону двери, а я ничего не смог сделать. Этот стеклянный взгляд куклы и тонкая струйка крови, текущая из её рта…я не забуду никогда.
Джил закончил рассказ, утирая слёзы с лица. Моё сердце колотилось в бешеном ритме. Казалось, я сам пережил эту ужасную историю.
— А что дальше? – с нетерпением спросил я.
— Я потерял сознание, а пришел в себя только дома. Рядом я обнаружил вот это, — он достал из кармана свёрток и протянул его мне.
“НЕ ИЩИ МЕНЯ. ТЕЛО ТВОЕЙ СЕСТРЫ НАВСЕГДА ОСТАНЕТСЯ СО МНОЙ, И ДА – ТЫ СЛЕДУЮЩИЙ!” – От прочитанного по спине пробежал холодок.
Джил встал со своего места и неуверенной походкой сделал пару шагов в сторону двери.
— Что же ты будешь делать? – я с беспокойством повторил вопрос.
— Вернусь в Толедо. Вступлю в ряды инквизиции и найду этого ублюдка. Эх, а ведь когда-то я любил этот город, когда-то да, любил…- Грустно проговорил он и шаткой походкой направился к выходу.