Картина дядюшки Томаса

Хотите испугаться по-настоящему? Читайте невыдуманные мистические истории. Почувствуйте настоящий ужас встречи с необъяснимым, которым щедро с вами поделятся на нашем сайте...

Автор: Николай Айнмиллер
Недавно мы с семьей переехали жить в Англию. В семье нас было четыре человека — папа, мама, я и мой младший брат — Эван. Мне было 16 лет, а Эвану — 14, разница в возрасте не большая, поэтому нам вместе было не скучно. Переехали мы, на тот момент, в огромный дом, который находился возле озера. Отца, как всегда, отправили в командировку на полгода по работе в новое место. Из-за постоянных переездов нам с братом часто приходилось менять школы. Вот только, когда мы поселились в новый дом, отцу не понравилось, что наши стены какие-то пустые. Он предложил нам съездить на выставку экстравагантных картин и выбрать самую подходящую для нашего интерьера, чтобы она украшала большую стену в нашей гостиной.
Наступило утро. Я и папа сели в машину и отправились в город. Эван остался дома помогать маме. С отцом мы объездили уже более двадцати разных мест с сувенирами. Купили несколько вещей и пару безделушек для нового дома. Но вот подходящую картину для гостиной так и не могли найти. Проездив уже несколько часов, мы решили ехать обратно. К этому времени уже начало темнеть. Папа ехал не быстро, поэтому я успел вовремя поймать взглядом вывеску — «Распродажа антиквариата. Только сегодня!» на одной из улиц.
— Пап, пап. Тормози! – я хлопал отца по руке.
— Зачем?
— Смотри, там распродажа картин.
— Курт, уже поздно, завтра купим.
— Но пап, ты обещал, что мы украсим гостиную сегодня и, к тому же, распродажи завтра не будет.
Отец сделал разворот на перекрестке, и мы подъехали к этому магазинчику. Продавец был приветливым и старался угодить всем покупателям, которые столпились вокруг его лавки. Продавцом оказался пожилой мужчина, старавшийся продать весь свой товар как можно скорее, отпуская несколько покупателей одновременно.
— Здравствуйте, нам нужна картина в гостиную комнату, для украшения. – Сказал отец.
— Картина для гостиной? Так-так… сейчас посмотрим.
Продавец достал картину с волками.
— Ну, как Вам? – спросил он улыбаясь.
— Извините, но нам не нужен зоопарк, посмотрите что- нибудь еще.
— Так, может это? — старик показал пальцем на картину со звездами.
— Нет, это тоже не подходит. – Отец блуждал взглядом по небольшому магазинчику, просто забитому всякой всячиной.
— Может Вас привлечет картина с голой девушкой? Вот, глядите какая красотка! – Продавец озорно улыбнулся.
— Извините, но нам это тоже не подходит, Курт, пошли отсюда!
— Ладно-ладно. Есть у меня одна картина. Но она обойдется Вам в 200 долларов.
Старик с ухмылкой достал из-под прилавка картину, которая была завернута в черный пакет, и протянул ее отцу в руки.
— Вот, держите! – продавец заметно ждал нашей реакции.
— Боже мой, какая красота! – Мы с отцом одновременно ахнули.
На картине была изображена женщина в белом свадебном платье, стоявшая с красным зонтом на берегу моря. На фоне был изображен закат солнца и белые чайки, летающие над её головой. Но больше всего поражали её глаза — они был настолько хорошо выполнены, что казались настоящими, нежные, искренние и немного печальные … в них хотелось смотреть вечно!
— А кто же автор этого шедевра? – спросил продавца я.
— Я автор. – Лукаво улыбнулся продавец.
Продавец перевернул картину, на задней стороне было написано — «Дядюшка Томас».
— Ничего себе, мое уважение Вам.
Отец протянул правую руку и пожал её автору.
— Да-да. Ну, так что? Берете?
— Берем!
Наконец мы купили картину и вернулись домой.
Мы вчетвером собрались вокруг картины, которую отец повесил на стену прямо напротив входа в комнату. Особого восхищения у мамы и Эвана картина не вызвала, а мы с отцом смотрели на нее, как завороженные. Девушка на фоне заката шикарно дополнила дизайн комнаты и сразу приковывала взгляд.
***
Ночь первая.
Обычно, первое время в новом доме я никак не мог уснуть, сон избегал меня, а я мучился в ожидании его прихода. Лежу в кровати, ворочаюсь из стороны в сторону – не могу уснуть и все тут. Все, больше нет сил! Скинув с себя одеяло, я встал с кровати, обул тапочки и пошел на кухню попить холодной воды. Иду по коридору, прохожу мимо гостиной, краем глаза замечаю, что глаза девушки на картине моргнули. Остановился, делаю два шага назад. Стою, смотрю на неё, но ничего не происходит. «Блин, показалось. Все от недосыпа» — пробормотал я себе под нос. Сходил до кухни и налил себе стакан воды, иду обратно в комнату. Проходя мимо гостиной, замедлил шаг. И снова боковым зрением улавливаю движение на картине. Девушка на полотне смотрит на меня и продолжает моргать. Вхожу в комнату и короткими шагами приближаюсь к ней, но она, больше не замечает меня, а просто смотрит куда то в сторону. «Тьфу ты! Пойду спать, а то уже всякая чушь мерещится!»
Проснулись утром вместе с Эваном от звонка будильника. Пора собираться на учебу.
— Эван, ты вчера ходил в туалет или до кухни? – спросил я его по дороге в школу.
— Ходил, и что?
— Ты не заметил ничего странного, когда шел мимо той картины, которую мы вчера купили с папой?
— Нет, а у тебя что, опять ночные кошмары? – серьезно спросил Эван.
— Да нет, просто, когда я шел мимо неё, то мне показалось будто та девушка из картины смотрела на меня. Точнее не просто смотрела — она моргала!
— Курт, это все плод твоего воображения. – Успокаивал меня брат.
— Надеюсь на это. Потому что я снова подолгу не могу уснуть.
Ночь вторая.
Сегодня мы решили с Эваном лечь спать пораньше, потому что очень устали после длительного учебного дня. Выключив свет, мы легли на свои кровати. Так как я спал ближе к двери, я открыл её нараспашку, чтобы полностью не пропадал свет из комнаты. Погружаюсь в сон, но быстро открываю глаза, слышу, как за стенкой раздается стук с промежутком 3-4 секунды. Подрываюсь с кровати и бужу Эвана.
— Эван, ты слышишь это?
— Нет, блин, Курт. Уже поздно, ложись спать.
Тук-тук-тук. Стук снова раздался за стенкой. Мы с Эваном выпучили друг на друга глаза. В пол шепота Эван спросил:
— Что это?
— Не знаю. Может это папа что-нибудь ремонтирует? – предположил я.
— Ремонтирует? Ты время видел? Ночь на дворе.
Тук-тук-тук. Стук раздался не много громче.
— Эван, пошли посмотрим.
— Мне страшно. – Жалобно прошептал брат.
— Мне тоже. Давай возьмемся за руки, чтобы не потеряться в коридоре?
— Давай. – Согласился Эван.
Мы тихонько встали с кровати и отправились в гостиную комнату, которая находилась прямо за нашей стеной. Мы быстро вошли и включили свет. Но в комнате было все как обычно.
— Здесь никого нет. Нам показалось, Курт. Пошли спать! – брат потянул меня в коридор.
— Эван, подойди сюда.
Я стоял как вкопанный и уставился на картину. Девушка, как и всегда, смотрела куда то вдаль, но зонт в ее руках изменил свой цвет.
— Смотри сюда. Зонт. Почему он стал черным? – сказал я, указывая на картину.
— А может он и был черным?
— Нет, ты чего? Когда мы покупали с отцом картину, я точно помню, что он был красного цвета.
— Курт, этого просто не может быть! Подумай сам, как он мог поменять свой цвет? – спросил брат, зевая.
— Ладно, пошли спать. – Я понял, что ничего от сонного Эвана не добьюсь и сдался.
Мы с братом снова проснулись от звона будильника. От резкого звонка я даже вздрогнул. Мы быстро умылись и оделись, затем спустились вниз на завтрак. За столом уже сидел папа и жевал свои сандвичи, рядом стояла мама у плиты.
— Ну? Как спалось, братцы? – отец подмигнул нам.
— Хорошо, вот только картина, она… — начал я.
Эван покашлял, давая знак, чтобы я не продолжал.
— Что картина, Курт?- папа даже перестал жевать, пристально посмотрев на меня.
— Эээм, да ничего, пап. Все хорошо.
— Ну и славно. – Он улыбнулся и допил свой кофе.
Отец поправил свой галстук, поцеловал маму и отправился на работу.
Ночь третья.
Ложась в свою кровать, я приложил ухо к стене и прислушался – тишина.
«Хоть бы сегодня без происшествий» — думал я.
Положив голову на подушку, я тут же уснул. Со мной давно такого не происходило, сон был легким и приятным. Я даже видел картину в своем сновидении, точнее девушка с полотна в гостиной, она крутила передо мной своим раскрытым зонтом и озорно выглядывала из-за него, улыбаясь. Я пытался подойти к ней ближе, но, как это бывает во снах, не мог дотянуться. Меня разбудил брат. Он тряс мое плечо, приговаривая: «Курт, проснись. Проснись же!» Я подскочил на кровати и хотел было поинтересоваться какого черта ему надо от меня, как он сделал знак не шуметь и я услышал плачь за стеной. Он был тихим и жалобным, но все же различимым в ночной тишине. Мы прокрались к двери, ведущей в гостиную, и остановились – всхлипы продолжались. Крупная дрожь пробирала все мое тело.
— Эван, я боюсь. — Прошептал я.
— Пойдем посмотрим, это точно не мама? – сделал предположение брат.
— Нет, давай разбудим родителей!
— Курт, ты что? Они подумают, что мы свихнулись!
— Хорошо, пошли, но только снова за руки. – Сказал я и протянул руку Эвану.
Мы взялись крепко за руки, аккуратно передвигаясь вдоль стены. Дойдя до дверного проема, мы заглянули в гостиную. Женщина, что была на картине, стояла как ни в чем не бывало, а в комнате царила тишина. Быстро включив свет, мы подошли к ней.
— Курт, гляди. Почему чайки стали черными?
— Это не чайки — это вороны.
— Как вороны? Вчера это были белые чайки.
— Тут что-то не так. Завтра я поговорю с папой. Нужно срочно отдать ее обратно.
Перед тем как покинуть гостиную, я еще раз оглянулся посмотреть на висевшую на стене картину. И она снова на меня смотрела! Ее глаза приобрели злобное выражение, хмуря брови, она глядела прямо на нас!
Через секунду она отбросила свой зонт в сторону, и зарыдала, скрыв лицо в ладонях. Вороны стали кружиться вокруг нее, скрывая образ девушки в своих хаотичных движениях. В комнате поднялся ветер, усиливающийся с каждой секундой, он трепал занавески, проникал под наши пижамы и срывал предметы со столов, раскидывая все в разные стороны.
Я сумел уклониться от летящей в меня книги и она попала в голову Эвана. Он упал на пол. В этот момент я чувствовал на себе ответственность за него, как старший брат. Прикрыв лицо рукой, я стал приближаться к стене, где висела картина с плачущей невестой.
— Мэм, что с вами?
Женщина на картине продолжала плакать, тогда я решил подойти к ней ближе.
— Курт, что ты делаешь? Это плохая идея. – Эван, сидящий на полу, тянул ко мне свои руки.
— Я попробую с ней поговорить. Не двигайся с места! – велел я брату.
— Мэм, Вы в порядке? Мэм!
Когда я подошел к ней почти в упор, из картины высунулись две руки и, схватив меня за горло, стали сдавливать его так, что я захрипел. Эван подбежал и пытался меня оттащить. Сжимая мою хрупкую шею, женщина из картины злобно зашипела:
— Продал, он продал меня!
Сквозь боль, хватая воздух ртом, я пытался говорить.
— Отпустите! – получилось пропищать у меня. Я чувствовал, как мое лицо побагровело.
Руки, которые вылезли из картины, оттолкнули меня от стены, и мы вместе с Эваном повалились на пол. Я держался за шею и хватал воздух, подобно задыхающейся рыбе. Девушка взяла в руки зонт и вытерла ладонью глаза от слез. Зонт снова приобрел красный оттенок, а вороны перестали метаться и превратились снова в чаек. Последнее, что произнесла девушка, уже тихим, спокойным голосом, было:
— Просто, отнесите меня обратно, к моему дядюшки Томасу.